Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Музыканты и группы, желающие выступить на фестивале - создавайте
свои страницы в разделе музыка.
3 трека, видео, информация и контакты.
Реклама

Популярные
фотографии

Троица Шехтеля

Храм во имя Пресвятой Троицы (Мальцевская, или Белокриницкая церковь) - единственная уцелевшая в Балакове церковь.

DSC07632.JPG Построена старообрядческой общиной Белокриницкой иерархии. Её строительство стало возможным после Манифеста Николая II «О веротерпимости» от 17 (29) апреля 1905 г. До этого каменные церкви старообрядцам строить не разрешалось (исключением была только резиденция старообрядчества – Рогожское кладбище в Москве).
Расходы на строительство взял на себя купец-миллионер Анисим Мальцев. Рассказывают, он же, через Московское архитектурное общество, и объявил конкурс на лучший проект храма, который выиграл известный московский архитектор Ф. Шехтель.
Впрочем, есть предположение, что никакой борьбы за выгодный заказ не было. Шехтеля предложил Мальцеву популярный журналист и писатель Владимир Гиляровский, с которым очень хорошо был знаком брат Анисима Паисий.

Мастер выполнил проект в 1909 г. и несколько раз в течение 1910-14 гг. лично приезжал в Балаково, чтобы контролировать ход строительства, которое велось под руководством инженера Антонова.
«В отличие от псевдорусского стиля XIX в., сторонники которого стремились к точному воспроизведению планов, деталей древнерусского зодчества Шехтель при создании проекта пошёл по пути поэтического переосмысления форм отечественного средневековья.

Зодчий в работе над храмом уделил большое внимание силуэтности объёма, контрастности фактурно-цветовой композиции, эстетической выразительности пространственно-планировочной структуры и конструкции, умелому сопоставлению разных материалов» (Н.А. Попова Историко-архитектурное наследие степного края Заволжья, Саратовский госуниверситете, 1999 г., с. 208)
Существовала легенда, что стены выкладывались из тёсаного камня скальной породы, который привозился из каменоломен Швеции и стоил каждый 5 рублей золотом. Якобы, поэтому денег хватило лишь на возведение стен храма и ограды. И тогда купец бросил клич о сборе средств, которых было пожертвовано немало и в достаточно короткий срок.

Однако Мальцев хоть и не был скуп, но вряд ли рискнул бы разориться на каком-то камне. Камень поставлялся из Жигулёвских каменоломен: и ближе, и не менее качественный. Им облицованы не только основные корпуса, но и оба шатра: над крестильней и колокольней.

Ещё одна примечательность храма – мозаичные панно, выполненные по эскизам («картонам») И.О. Чирикова в знаменитой петербургской мастерской В.А. Фролова: Троица над западными вратами (главным входом), икона Божией Матери «Знамение» над северными и Нерукотворнный Образ Спасителя над южными. Изготовление мозаик контролировал брат А. Мальцева Паисий. По его просьбе известный московский букинист П. Шибанов не раз бывал как в мастерской Чирикова, так и в мастерской Фролова.

А когда был установлен иконостас, неизвестно. Пока есть информация лишь о том, что он был пятиярусным, обитым басмой. В нём было 73 больших иконы и 45 маленьких.
Рассказывая о храме, нельзя не упомянуть о его колоколах. Хоть они и не обладали большой звучностью, как колокола Троицкого православного (Красного) Собора, но по мелодичности были уникальными. Рассказывали, что их лили открыто на площади, а через газеты приглашали при этом присутствовать. Якобы на отливку специально приезжал композитор Цезарь Кюи, сподвижник Балакирева, чтобы составить соответствующую дозировку компонентов металла для лучшего звучании, а во время литья верующие бросали в расплавленный металл серебряные, золотые и даже платиновые украшения. И это придало 16 колоколам особую гармонию и чистоту звучания. Тогда в народе говорили, что среди колоколов есть те, которые лили во Франции.

А главный, бронзовый колокол был поднят на колокольню 22 октября (5 ноября) 1912 г. Только серебра на его орнамент и отделку ушло 60 пудов.

Основное здание храма было построено в 1911 г., а колокольня, крестильня и внешняя отделка были завершены к 1913 г. Слева от главного входа была построена зимняя шатровая церковь. Для экономии топлива в будни зимой там совершались богослужения и Крещение. Храм был освящён старообрядческим епископом Саратовским Мелетием через несколько месяцев после смерти А. Мальцева в 1914 г. В том же году дочь усопшего взялась за переделку крестильни, которая завершилась в 1916 г.

На склоне лет Ф. Шехтель послал открытку другу и товарищу по работе в Московском архитектурном обществе И.П. Машкову, в которой назвал храм в Балакове лучшей из своих построек.
После Октябрьской революции в 1919 г. из церкви изъяли 700-граммовый вызолоченный серебряный крест, несколько серебряных сосудов, окладов, лампад и обложек с Евангелий в пользу голодающих. Кроме того, председатель комиссии по отделению церкви от государства Тупилин зачем-то взял 2 металлических кадила, 3 ризы облачения и одно евангелие.

Всё остальное растащили в 1929-30 гг., когда община храма вынуждена была подписать документ о «добровольной» передаче храма властям, т.к. не смогла выплатить долги по налогам, которыми был обложен приход.

Тогда же с церкви сняли колокола. Самый большой – таким образом. Церковь окружили милиционеры трёх районов: Балаковского, Вольского и Хвалынского. Расширили проёмы колокольни и затащили туда толстые сосновые сваи. Посадили колокол на сваи и подожгли их. В это время в ограду въехал американский трактор «Кантерпиллер» с прицепной тележкой-площадкой. Горящие сваи стали оседать, и колокол, соскользнув с них и перевернувшись, упал на паперть и разбился на мелкие кусочки. К осколкам подошли милиционеры в фуражках с кокардами и, нагнувшись, пристально в них вглядывались. Затем они собрали всё, до единого кусочка, сложили на расстеленный на тележке трактора брезент, завернули, и трактор выехал за пределы ограды. Колокола поменьше, говорят, побросали в Балаковку.

Тогда Главнауки не признал здание церкви архитектурным памятником, но «среди имущества церкви имеются иконы-живопись, которые, как историко-художественный материал, находятся в ведении Главнауки, то необходимо, при приёмке имущества, иметь в виду». Что под этим подразумевалось в специальном отношении, присланном тогда из Москвы в Балаково, пока не выяснено. Но в архиве Саратовского художественного музея им. Радищева сохранился запрос одного из его сотрудников Э. Арбитмана, направленный им в Куйбышевский (теперь Самарский) художественный музей.
«До революции в г. Балаково имелось очень хорошее собрание икон Мальцева, описанное в своё время Тройницким, - писал он. - Собрание было национализировано, но следы его затерялись. Списки коллекции (или акта о национализации с приложением списков) находятся в Куйбышеве, т.к. Балаково входило в состав Самарской губернии. Кто-то из Ваших сотрудников говорил, что списки мальцевского собрания находятся чуть ли не в вашем музее. Во всяком случае, если не в музее, то в архиве. Очень прошу прислать нам копию списка или сведения о его местонахождении, короче говоря, всё, что относится к коллекции икон Мальцева. Мы, кажется, набрели на след части работ из балаковской коллекции, но трудно что-либо доказать без документов».

Если учесть, что Мальцев иконы не коллекционировал, то, скорее всего, речь идёт об иконах Белокриницкого храма. К сожалению, ни об ответе на запрос, ни о том, что стало его причиной, в Саратовском музее не известно.

В 1931 г. храм реконструировали под драматический театр. Были разрушены алтари, на месте главного, Троицкого, пристроили сцена со всеми необходимыми помещениями, кокошник над главным входом вместе с мозаичной иконой Пресвятой Троицы был срублен. Вместо него по проекту В.П. Зябкина был сделан второй этаж, заканчивающийся фронтоном над балкончиком с балюстрадой, и всё здание стало трёхэтажным. Был также снесен главный шатер и срублен шатер колокольни, а свод укрыли обычной железной кровлей. Неоднократно предпринимались попытки закрасить икону Спаса Нерукотворного, но краска не удерживалась на мозаике. Другая же икона, «Знамение», после перестройки здания оказалась в недоступном для обозрения месте и поэтому дошла до наших дней неповрежденной. В 1932 г. эти две работы были поставлены на государственный учёт Главнауки как памятники монументального мозаичного искусства, а само здание признано памятником архитектуры рубежа XIX-XX вв. и взято под охрану государства. В 1964 г. здание перестроили ещё раз: под клуб завода им. Дзержинского.
DSC07641.JPGВ 1987 г., когда ДК завода им. Дзержинского переехал в новое здание на ул. Коммунистическая, обществом охраны памятников истории и архитектуры предлагалось устроить в храме музей зодчества со студенческим конструкторским бюро, которое занималось бы разработкой проектов благоустройства охраняемых, памятных мест Балакова. Однако в 1989 г. старообрядческий храм был передан Русской Православной Церкви, и на престоле его был положен антиминс, торжественно перенесённый из молитвенного дома, который существовал в Балакове с 1961 г. и настоятелем которого был иерей Анатолий Шумов. В том же году в храме был освящён приставной престол в честь Казанской иконы Божией Матери. К началу 1997 г., когда храм был признан памятником архитектуры федерального значения, была восстановлена звонница, повешены колокола, и на Рождество 1997 г. впервые после десятилетий молчания над Балаковом зазвучал колокольный звон. В 1999 г. в приделе был освящен престол во имя святого благоверного великого князя Александра Невского, но богослужения в приделе начались только с июля 2003 г.

27 июля 1999 г. в Балаково на теплоходе «Святой князь Владимир» приезжало 30 паломников со всей России, участников крестного хода, организованного в честь юбилея Христа Международным общественным фондом единства православных народов. Они посетили и Троицкий храм. В течение нескольких последних лет от него раз в году отправляется крестный ход в Вавилов Дол Ивантеевского района.

К храму приписаны: молитвенный дом в честь Казанской иконы Божией Матери, часовня в честь Воскресения Господня на кладбище №2 и часовня на кладбище №3.
Настоятель: Протоиерей Александр Волков.
 
Литература:
Деревянченко А. У реки великороссов, Балаково, 1994 г., с. 228-229;

Попова Н. Историко-архитектурное наследие степного края Заволжья, Саратовский государственный технический университет, 1999 г., с.206-210;
«Саратовские епархиальные ведомости», № 4, 1991 г.;

Материалы газет, Балаковского архива, отдела рукописей Российской Государственной библиотеки, архива Саратовского художественного музея им. Радищева

www.eparhia-saratov.ru