Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Музыканты и группы, желающие выступить на фестивале - создавайте
свои страницы в разделе музыка.
3 трека, видео, информация и контакты.
Реклама

Популярные
фотографии

Усадьба Мальцева

Усадьба построена в 80-х гг. XIXв. для богатого купца-старообрядца Паисия Мальцева по проекту академика архитектуры Франца Иосифовича Шустера, исполнявшего обязанности губернского инженера в Саратове. 

112-1268_IMG.JPG

Особняк значительно переоборудован в нач. XX в. по эскизам знаменитого зодчего, флагмана русского модерна Фёдора Осиповича (Франца Адольфа) Шехтеля. Особое внимание художник уделил интерьеру усадьбы. Внутренне убранство обогатилось обильной и изящной лепниной, декорированными дубовыми дверями и мраморными каминами с фигурами. Усадьба стала настолько роскошной, что её сравнивают с Петергофскими дворцами и называют иногда «Петродворцом на Волге».
После революции здесь в разное время размещались уездный райком РКП(б), библиотека, милиция, Дом пионеров.
С 1995 г. усадьба является памятником архитектуры федерального значения.
В 1998 г. её директором назначен П.М. Левин. В этом же году здесь начались масштабные реставрационные работы, которые проводились саратовской фирмой «Доминус-А» (директор Ю.И. Алексеенко). 


DSC_3417.JPGРосписью залов занимался балаковский художник Сергей Ежков.
Потолочную лепку восстанавливала бригада под руководством реставратора В.И. Комлевой. Работа была не только трудной, но и опасной. Для того, чтобы снять с потолка шестислойный панцирь масляной краски, пришлось использовать концентрированную серную кислоту.
Паркет выложен высококлассным мастером В.И. Бойко, который работал в резиденциях таких известных политиков, как Ю. Лужков, А. Лукашенко, Э. Шеварднадзе. В работе использовались граб, бук, берёза и дуб с фрагментами из красного дерева. Рисунок художник придумывал сам. В зале приёмов центром композиции является павлиний хвост, который мастер увидел во сне, а паркетный узор стал зеркальным отображением потолка. 


DSC_3430.JPGХудожественные чугунные ограждения и решётки для окон изготовлены на балаковском заводе «Волжский дизель им. Братьев Маминых». Там же отреставрированы ворота и козырьки у входов.
10 хрустальных люстр выполнены на предприятии «Саратовстройстекло». Его мастерами они и установлены.
В 2000 г. была приобретена эксклюзивная итальянская мебель в стиле «барокко».
В 2007 г. министр строительства и жилищно-коммунального хозяйства Саратовской области Д. Федотов подарил усадьбе портрет её хозяина, выполненный московской художницей…

Кто же такой Паисий Мальцев?

DSC_3401.JPG

Мальцев Паисий Михайлович (1856-1919) – Николаевский купец 1-й гильдии, старообрядец.
Род. в Николаевске в семье местного купца 1-й гильдии Михаила Трофимовича Мальцева. Как старшему сыну, отец дал ему университетское образование. По некоторым данным, Мальцев окончил Московский университет. Говорят, что именно ему отец поручил заниматься продажей в Европе сала, которое производилось на салотопленном заводе в Балакове. Вероятно, хваткий и деловой был человек. Но его интересовал не только бизнес. Трудно сказать, благодаря кому или чему Мальцев увлёкся книгами и старинными рукописями. Возможно, это произошло ещё в студенческие годы, когда он стал вхож в столичный круг творческой интеллигенции. Возможно, на него повлиял известный московский журналист В. Гиляровский, с которым их впоследствии связала довольно крепкая дружба. 


Вскоре после Октябрьской революции на одном из заседаний Саратовской учёной архивной комиссии решалась судьба библиотеки Мальцева, поступившей из Балакова. Это был немыслимый по количеству объём книг и рукописей: 300 ящиков (сколько «библиоединиц», тогда ещё никто не подсчитывал) необычайной ценности: рукописи XV-XVIII в., рукописные и старопечатные книги, плюс ко всему прочему множество современных книг самого различного направления и «возраста».
Члены комиссии решали, раздать ли мальцевскую библиотеку по учебным и библиотечным заведениям Саратова или сохранить её целиком, создав для неё чуть ли не библиотечный институт. В конце концов, всё это книжное богатство осело в Саратовском государственном университете, став одной из главных составляющих университетского отдела рукописей и редких книг. 


Ну, а как ценнейшая библиотека попала в руки членов архивной комиссии, это уже почти детективная история. 


До сих пор считается, что её спасителем является балаковский культорганизатор, директор местного народного театра Александр Чесноков. Сам страстный поклонник книги, «толстовец», он не мог равнодушно смотреть, как большевики, занявшие в 1918 г. усадьбу Мальцева, жгли ненужный книжный «хлам» в печке. Чесноков написал много писем в различные инстанции с просьбой о содействии в спасении библиотеки, ставшей после революции народным достоянием. Его мольба была услышана, и книги вывезли в Саратов, говорят, под усиленной охраной. Об этом впоследствии рассказывал сам Чесноков. Других документов, подтверждающих его слова, пока не обнаружено. 


Зато теперь, спустя столько лет, удалось отыскать такие материалы, которые вызывают сомнение в чесноковской версии. Во-первых, Мальцев, по некоторым данным, продал свою усадьбу другому балаковскому купцу Кузнецову незадолго до революции, и библиотека вряд ли могла в ней храниться до пришествия к власти большевиков. А во-вторых, ещё в начале 1914 г. миллионер-библиофил начал раздумывать, куда бы поместить своё книжное богатство. В отделе рукописей Российской государственной библиотеки сохранилась его переписка с известнейшим московским букинистом Павлом Шибановым. По всей видимости, именно ему и было поручено заняться вопросом о размещении уникального собрания. Во всяком случае, в одной из телеграмм от 21 марта 1914 г. Шибанов советует Мальцеву: 


«Саратов для помещения такой библиотеки, как ваша, богатой и древними рукописями, и старинными книгами, и искусством, и серьезными научными отделами, считают самым подходящим городом, представляющим из себя центр всего Поволжья, не имеющий в своем районе ни одного серьезного книгохранилища. Ну, прямо, говорят, что более удачного выбора почти трудно себе представить». 


Далее Шибанов предлагал своему «заказчику» подарить библиотеку молодому Саратовскому университету с требованием выделения отдельных залов, которые носили бы имя Мальцева и целиком были посвящены его собранию. 


Компаньоны знали друг друга давно. И не только как продавец и покупатель. Шибанов помогал Мальцеву составлять каталоги. Один из них для санатория в Ессентуках, который Паисий вместе с братом Анисимом и нижегородским купцом Николаем Бугровым учредил в 1906 г. - для «лиц христианского вероисповедания обоего пола, состоящих на службе у частных лиц и в частных коммерческих учреждениях, получающих не более 500 рублей в год». 


Кроме того, по просьбе Мальцева, Шибанов следил за изготовлением в петербургских мастерских мозаики на фронтоны и иконостаса для старообрядческого храма в Балакове, строящегося по проекту знаменитого русского архитектора Фёдора Шехтеля. Хлопотал он и о строительстве ещё одного мальцевского храма - в с. Озёрки Николаевского уезда Самарской губ., и о доставке картин (мальцевского подарка?) для Саратовского художественного музея им. Радищева. 


А спустя три месяца после той самой шибановской телеграммы-совета балаковская газета «Заволжье» сообщила:
«На днях, по распоряжению П.М. Мальцева, библиотека была отправлена в Москву. Судить о размерах и ценности библиотеки можно по тому, что при отправке она весила 650 пудов и была застрахована в 78 тыс. рублей. Куда поступит эта библиотека, нам неизвестно», - пишет корреспондент и сожалеет, что она не стала общественным достоянием города. 


Скорее всего, Мальцев отправил своё богатство не в Москву, а в Саратов. И возможно, что она до революции где-то там и хранилась, а потом была национализирована и отправлена туда, куда её владелец и хотел, - в Саратовский университет. Впрочем, наиболее ценные рукописи и книги пополнили московские книгохранилища (например, первые русские книгопечатные издания Ивана Федорова). 


Долгое время считалось, что Мальцев собирал в основном старопечатные книги и рукописи. Однако совсем недавно выяснилось, что в отделе письменных источников Государственного исторического музея (Москва) есть фонд Мальцева, основу которого составляют документы времён Отечественной войны 1812 г. Кроме того, в списке «единиц хранения» - посольские грамоты XV-XVIII вв., материалы о масонстве, автографы политических деятелей и писателей, документы из семейных архивов известных дворянских фамилий Самборских, Шаховских и Кологривовых. Но, что самое интересное, письмо великого русского писателя Н.В. Гоголя к матери, листок с молитвой, который он брал с собой, отправляясь в Иерусалим, и домовая тетрадь семьи Гоголей. 


Эти реликвии поступили в музей в 1928 г. из банка «Юнкерс и К» (вероятно, они хранились в специальном сейфе Мальцева) Причём, в мальцевском собрании находились и вещи, которые распределили по другим отделам. Например, в отделе металла и драгоценных камней хранится перламутровый образок и коробочка, привезённые Гоголем из Палестины. 


Мальцев считался заядлым театралом и, говорят, даже вложил деньги в строительство МХАТа. Балаковский краевед Пётр Круглов считает, что косвенное свидетельство тому есть. В переписке Чехова сохранилось его письмо к редактору журнала «Русская мысль» с просьбой прислать ему технический проект народного театра: якобы он, ночуя 22-23-го марта 1897 г. в гостинице «Славянский базар» (где обычно снимал два номера Мальцев) встретился с одним богатым человеком, который этот проект хочет посмотреть. Богатый человек, считает краевед, и есть Мальцев. Но этот факт пока документально не подтвердился: в списке главных жертвователей МХАТа балаковского купца-старообрядца нет. Впрочем, отсутствие информации не опровергает полностью эту версию. Мальцевы были скромны и особенно не афишировали свою щедрость. 


В конце XIX в. после нескольких лет засухи в Самарской губ. случился страшный голод. Анисим с Паисием приютили в Балакове несколько тыс. голодающих из разных мест губернии и кормили их за свой счет до следующего урожая. Одной только баранины за зиму было израсходовано 40 тыс. пудов.
Мальцев, несмотря на то, что был старообрядцем, не пожалел денег (8 тыс. руб.) на строительство православного деревянного храма в с. Давыдовка, а потом, когда он сгорел, выдал всю необходимую сумму (30 тыс. руб.) на возведение нового, теперь уже каменного. Благодетеля зазывали на торжественное открытие, которое, в присутствии Николаевского епископа Преосвященного Тихона, состоялось 22 октября 1907 г. Но Мальцев не любил «рисоваться» и отказался от приглашения, хотя и прислал ответ, «исполненный любви и признательности» на приветственную телеграмму священников и их прихожан. Но этого благодарным сельчанам показалось недостаточным, и они приехали в Балаково, чтобы лично поднести в дар Мальцеву икону Покрова Пресвятой Богородицы, написанную в полуиконописном стиле. Щедрый купец и тут не утерпел: в благодарность за внимание вручил настоятелю храма отцу Николаю тысячу и пообещал дать ещё денег на церковную ограду.
Где застала Мальцева Октябрьская революция, точно неизвестно. Рассказывали, что, как «купчина», он был арестован в Саратове и какой-то пьяный красноармеец убил его на одной из улиц во время принудительных работ…